Перейти к содержимому

Primary: Sky Slate Blackcurrant Turquoise Strawberry Orange Banana Apple Emerald Chocolate Marble
Secondary: Sky Slate Blackcurrant Turquoise Strawberry Orange Banana Apple Emerald Chocolate Marble
Pattern: Blank Waves Squares Notes Sharp Wood Rockface Leather Honey Vertical Triangles
Добро пожаловать на форум Geely Клуб
Вас приветствует крупнейший клуб владельцев автомобилей Geely и Geely Emgrand в России. Зарегистрируйтесь сейчас, чтобы получить доступ ко всем функциям. После регистрации и входа в систему вы сможете создавать темы, отвечать на сообщения в существующих разделах, изменять репутацию другим пользователям, получать свой собственный личные сообщения, размещать обновления статуса, управлять профилем и многое другое. Это сообщение будет удалено, как только вы войдёте в систему
Войти Зарегистрироваться


Фотография

Анекдоты


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 638

#481
SATINALT

SATINALT

    Старожил, 7 лет на форуме

  • Глобальные модераторы
  • 4 688 сообщений
  • Город:Кирово-Чепецк
  • Имя:Сергей
  • Мой авто:Geely MK
  • Год выпуска:2008
  • Объем двигателя:1.5
  • Трансмиссия:МКПП
  • Автомобили из гаража:
  • Geely МК (2008)
Foliant Продолжай :)) Потом если что перенесём(создадим) в соответствующую темку!
:ay:
  • 0

Полезная реклама

Полезная реклама
  • Advert

#482
Алексей 365

Алексей 365

    Старейшина

  • Мэр города
  • 989 сообщений
  • Город:Саратов
  • Имя:Алексей
  • Мой авто:Geely MK
Поддерживаю!
  • 0
Изображение

#483
Foliant

Foliant

    Житель

  • Участники
  • 397 сообщений
  • Город:Самара
  • Имя:Игорь
  • Мой авто:Emgrand EC7
  • Год выпуска:2013
  • Объем двигателя:1.5
  • Трансмиссия:МКПП
Ладно, уговорили!!!
Продолжение...
Про Кошку и Собаку часть 5. Знакомство с родителями

Марина меня в бок толкает. Спросонья нихуя понять не могу.
- Чё такое?
- Забыла сказать, ко мне тут родители в гости собрались…
- Какие родители?
- Мои!
- Ну и куда их девать?
- Поживут пару недель в моей квартире, в музеи сходят.
- Музеи тоже у тебя в квартире?
- Дурак! В Эрмитаж сходят!
- Удачно, там как раз распродажа…

После того как Марина ушла на работу, на кухне разгорелся диспут.
- Старпёров нам не надо! – Кошка сразу заявила. – Свобода и ниебёт!
- Действительно, зачем нам лишние едоки? – Поддержала её собака.
- Да вы вдвоём за неделю жрёте больше, чем мы с Мариной за месяц! – Я попытался пойти в контратаку. – Кто под новый год всю колбасу сожрал? Пушкин?
- ХуЮшкин!
И кошка ушла в комнату.
- Ну а ты что? Тоже, значит, боишься отощать, блокадница?
- Ну, как сказать, тут ведь не только еда, а в большей степени проблемы комфорта.
- То есть попиздеть не получиться?
- Опять же таки и этот фактор.
- Слова то такие откуда?
- Книги читаю, телек смотрю…
- Да вас же кроме футбола и мормышек ваших ни хера не волнует?
- Уверен? А еда?
И собака тоже гордо покинула кухню.

Пошёл на работу злой как черт. На площадке встретился с соседкой.
- Здравствуйте! – Радостная такая.
Я тоже поздоровался. Всё-таки Санкт-Петербург за окном.

Пару слов об их семье. Муж у неё – спортсмен: то ли боксёр, то ли борец - не помню. Здоровенный, как книжный шкаф. Как-то (лифт был сломан) встретились на лестнице: я из магазина сумки пёр, пыхтя и потея, а он как палубный истребитель на форсаже мимо просвистел с двумя рулонами линолеума. Я тогда ещё охуел. Потом, тоже как-то, видел его во дворе: они с женой холодильник купили невъебенный (видимо жрёт он тоже как истребитель), грузчики понятное дело - «до подъезда». А ему похуй пыль, обхватил его как трейлеровочник и поволок к себе.

Теперь о соседке. Ничё так. Марину всё доёбывала, как, мол, у нас совместная жизнь получилась?
Чего-то она ей отгрузила такое, что теперь, когда соседка меня увидит - всё время улыбается. Естественно, когда мужа рядом нет. Тот с ней, видимо, строг.
А, вот ещё, важная деталь, она – блондинка. Причём такая, что в гараж только через автосервис въезжает.

- Мой уже ушёл, а у меня лампочка перегорела…
Вот чего она хочет? Попросить меня лампочку заменить, или сообщить, что мужа нет?
- Ну? – Я вопросительно смотрю на неё, ожидаю чего-нибудь более конкретного.
- Вы можете поменять?
- Мужа?
Она испугалась:
- Нет, зачем?
- Ну не знаю, на еде сэкономите…
Смотрит на меня, ни хуя не понимает, шучу я или нет.
- Ладно, где ваша лампочка?
- Там, на потолке.
Ясень-плесень, думаю, что не в голове у тебя лампочка.
Прошёл за ней в квартиру, попытался снять ботинки, но соседка запротестовала.
- У нас всё равно домработница убирает!
Ещё один мазок к портрету.
- Подождите, я лестницу принесу.
И пошёл к себе за стремянкой. Животные уже в дверях встречают.
- У неё муж боксёр! – Заботливо напоминает кошка.
- Знаю.
- Не боксёр, а борец! – Поправляет собака.
- Не важно, кто он, главное, чтоб последствий не было…
Тут я уже не вытерпел:
- Лампочка у неё перегорела!!!
- Слышали… - Кошка, закатив глаза, отвечает.
Я не стал ввязываться, взял лестницу из чулана и пошёл к соседке.
- Ой, я не знаю, где у нас лампочки хранятся. – Вдруг вспомнила она.
Конечно! – думаю про себя, - Откуда тебе знать!
Возвращаюсь к себе за лампочками.
- Чё, гондоны забыл? – Кошка подъёбывает.
- Хуй забыл!!!

Иду опять к соседке. Молча залезаю (на стремянку), выкручиваю старую, вкручиваю новую лампочку. Эта дура свет не выключила, и мне по глазам как уебёт сто пятьдесят ват. Стою и сам на себя злюсь, тоже ведь мудило - мог бы и проверить! Этой – хоть ссы в глаза – всё божья роса.
- Ой, как теперь светло!
Я думал, она сейчас в ладоши захлопает. В дверях уже спрашиваю:
- А муж у вас боксёр?
- Нет. Он борьбой занимается!
- «Классик» или «вольник»?
- Не знаю, спрошу у него…
- Ну, до свиданья, тогда.
И я вышел. Пока ставил стремянку, подошла кошка.
- Ну, так «классик» или «вольник»?
- Тебе-то что?
- Интересуюсь в целях безопасности.
- Сплюнь.
На работу я почти не опоздал.

На следующий день, вечером, мы с Мариной поехали на вокзал. Встретили её родителей, проехались по городу с обзорной экскурсией. Я старался не вникать в беседу. Сплошные «лючки и парнички». Садоводы, блядь.
Дома родственнички недовольно покосились на животных.
- А что это у вас? – С претензией строго спросил Маринин отец. – Кошки-собаки в доме?
Кошка отпустила ему полный презрения взгляд и ушла, даже не обнюхивая.
«Ну, теперь пиздец тебе дедушка» - подумал я.
- Вы в моей квартире будете жить, а мы здесь. Животные вам не помешают. – Попыталась загладить потенциальный конфликт Марина.
- Всё равно, не дело! – Назидательно упорствовал старик.
Жена его укоризненно посмотрела на мужа, но промолчала.

За семейным ужином животные демонстративно отсутствовали. Я извинился перед всеми и прошёл в комнату.
- Ну, чё вы как не родные? – Шёпотом спрашиваю у них.
- Боюсь вступить в дискуссию. – Собака серьёзно отвечает.
- О чём с ними можно говорить? – Кошку понесло. – «Животные – не дело»! Ишь, блин, деловой!
- Ладно, потерпите пару недель, Марина ведь тоже переживает.
- Потерпеть мы, конечно, потерпим, - примирительно заверила собака, - Но пускай этот поборник чистоты не провоцирует.
- Попробую объяснить. – Пообещал я им.

Вернувшись к столу и прослушав получасовую лекцию о том, что «всё уже не так», я начал клевать носом. Потом вспомнил, что обещал «своим» урегулировать вопрос.
- Иван Иваныч (забыл сказать, что Маринин отец – Иван Иванович, а мать – Екатерина Ивановна), я по поводу животных, они у меня очень чистоплотные и умные. Всё понимают.
Я выделил голосом «всё», чтоб надавить на подсознание, но Иваныч только закряхтел недовольно, как будто я ему на мозоль надавил. Екатерина Ивановна ответила за него:
- Ваня у нас очень категоричен, а я животных люблю. Раз они у вас такие умные, вы им скажите, что со мной можно дружить. – И она засмеялась над своей шуткой.
Из коридора раздалась ободрительная возня, явно там живо обсуждали подслушанное.
Ну, вроде как порядок с этим вопросом.

Оставив Марину с роднёй, я решил покемарить в кресле. В комнате уже работал телек. Кошка смотрела футбол. Правда, в одиночестве. Собака лежала у батареи на полу и читала «Старик и Море» переворачивая страницы языком.
- Молодец, не провалил миссию. – Подбодрила меня кошка, не отрываясь от экрана.
- Но дед всё равно потенциально опасен…- Задумчиво сообщила собака.
- Ну, мы его, если что, перевоспитаем! – Заверила кошара и тут же заорала: - Куда ты пас даёшь!? Я после валерьянки хвостом точнее отпасую!
Марина что-то крикнула из кухни, и я вернулся.
- Слушай, у нас на завтра совсем еды нет, не съездишь?
- Давай.
Я оделся, проверил ключи и деньги. Раз вечер пропал, хоть прокачусь перед сном.
На лестнице столкнулся с выходящим из лифта соседом – борцом. Мы поздоровались кивками.

Ездил я часа два. Вернулся, думая, что все уже собираются спать. Но не тут то было. В прихожей меня встретила Марина с тряпкой в руке.
- Что стряслось? – подозрительно спросил я.
- Потоп! - И она умчалась в туалет.
Быстро раздевшись, я ворвался в комнату. Там сидели: Екатерина Ивановна, явно чем-то расстроенная, Иван Иванович – подозрительно испуганный, кошка – сияющее-ликующая.
Я взглядом показал ей «на выход», надеясь, что это останется незамеченным. Та не спеша встала и, выгнув спину, продефилировала в коридор. Я прошёл в спальню. Там же сидела собака, уныло смотря в окно.
- Ну что тут у вас?
- Пенсия сральник сломала.
- То есть как это? – Я не понял даже сначала о чём речь.
- Расколол бачок и толчок, мудило, – продолжала кошка, - Хорошо ещё посрать не успел!
- Иван Иванович? Чем?!
- Да уж не хуем, старенький ведь! Полез, проверять, какой у тебя инструмент в шкафчике, ну и выронил разводной ключ.
- Ебическая сила!
- Эпическая, так культурнее. – Поправила меня собака и оптимистично подытожила. - Всё ещё только начинается…
- Сидите здесь, от греха.

Я бросился в туалет на подмогу Марине. Совместными усилиями мы быстро собрали всю воду в таз.
- Как же угораздило твоего папу? – Со злорадством начал я, когда авария была ликвидирована.
Марина расстроено махнула рукой, и я решил больше её не пытать, а примирительно чмокнул в щеку.
- Не расстраивайся, и объясни им, что мы теперь в твою квартиру «до ветра» будем ходить. Только заостри внимание, что животные тоже приучены к человеческим удобствам.
- Хорошо, и спасибо, что не злишься.

Пока я возился с тряпками, тазами и «не злился», Марина, по тихому, переправила семейство к себе. Когда я вынес осколки на помойку, стало уже совсем темно и мы, наконец, сели на кухне пить чай.
- Надолго они? – Как бы невзначай спросил я у Марины.
Кошка с собакой навострили уши.
- Я думаю на пару недель, может меньше.
И посидев ещё немного, она пошла в ванную. Потом ушла собака, и мы с кошкой остались вдвоём.
- У Марины в шкафчике над унитазом ничего тяжёлого нет? А то мы с завтрашнего дня запросто можем начать во двор срать ходить.
Я тяжело вздохнул и отправился спать.

Утром меня разбудил настойчивый звонок в дверь. Открываю, и вижу соседа. Стоим смотрим друг на друга, тот наконец решил поздороваться:
- Я «вольник»…
Сказал бы сразу – «Я пиздец».
- ?
- За лампочку спасибо.
А у самого желваки играют.
- Ааа, – протянул я. – Пожалуйста. Перегорит – обращайтесь!
- А чё, так уж часто перегорают?
- Естественно, это ж обычная лампочка, если хотите, поменяйте на современные, скрученные такие, как внутриматочная спираль, те вечные как Фидель Кастро.
Бляха-муха, зря я про эту спираль. Напрягся богатырь.
- Хо-ро-шо. - По складам отвечает. Получилась поэма Маяковского какая-то.
Соседка выглядывает. Глаза уставшие - не выспалась, похоже. Ревнивый муж, наверное, всю ночь её в партер ставил. За лампочку мстил.
Не помню как уже, но закончили мы этот разговор, и я пошёл чистить зубы.
- Чего этот компрачикос хотел? – кошка спрашивает.
- А хуй его знает? Наверное, чтоб я его с «классиком» ненароком не спутал.
- Не забудь сегодня сантехнику купить.
- Шла бы ты телек зырить!
- Там профилактика, по всем каналам только «бой муравьёв».
- Кроссворд тогда отгадывайте.
- А вот это мысль!
И она ускакала.

Пока я собирался, собака вызвала сантехника на завтра. На сегодня все «короли говна и пара» были уже заняты.
Неужели ко всем родственники приехали? - вслух подумала собака.
Успев перехватить кружку кофе, я заглянул в комнату попрощаться.
Пиздобратия и вправду разгадывала кроссворд. Я быстро пробежал глазами вопросы.
Охуеть! Половина про рыбалку, половина про футбол! Один вопрос ваще ебанутый «Что объединяет рыбалку и футбол?».

На работе пришлось задержаться, и в магазин сантехники я ворвался перед закрытием.
- Унитаз нужен.
- Какой?
Не знаю, что хотел продавец: повыёбываться или он так шутил…
- Чтоб срать! - Рявкнул я.
После всех проблем дома, ещё и на работе мозгоклюи заебали. Этот ещё тут. Хохмач бля!
- Какой фирмы? – Видимо всё-таки продавец не шутил и не выёбывался, но меня уже понесло:
- Бэнг энд Олафсон!
- Нет таких!
- Тогда вон тот, и всю требуху которая может понадобиться.

Вечером, когда как говорится «ничто не предвещало беды», Иван Иванович полез в конкретную залупу. Проблема всплыла при попытке сходить всем табором в толчок.
- Зверей на улицу! – безапелляционно заявил он.
Я взглянул на Марину, та жестом попросила меня подождать минут пять, и удалилась на проработку.

- Дело принимает серьёзный оборот, мы же не ангелы, в конце концов. – Напомнила мне собака. Кошка была более лаконична:
- Команчи будут мстить!
Меня вдруг как-то резко это всё заебало, и я решительно направился в Маринину квартиру.
- Ни кошек, ни собак! – Пенс разорялся, аж на лестничной площадке было слышно.
Я вошёл, за мной гурьбой скакала группа поддержки, как пехота за танковым клином.
Марина с красными от расстройства глазами беспомощно развела руками.
- Попробуй ты убеди…
И ушла в нашу квартиру.
- Дедушка,- начал я вежливо, - Вы лишили нас санузла и теперь узурпировали запасной!
- Речь не о вас, а об этих! – Дед махнул рукой на «команчей».
- Они члены нашей семьи, такие же, как и вы, не надо устраивать скандал из ничего.
Дед разнервничался, и схватился за стакан с водой.
Я хотел ещё что-то аргументировано изложить в устной форме, но меня опередили:
- А я ща ему в галоши насру, вот тогда по-другому запоёт.
Это могла сказать только кошка.
Дед как стоял, так и ёбнулся прямо со стаканом. Хорошо Екатерина Ивановна была в самой дальней комнате!
- Стакан не выронил, старой закалки человек. – Восхитилась собака.
А я бросился за нашатырём, хорошо запас есть, но на лестнице меня ждал «вольник».
- Такая нормально?
- Какая «такая»?
- Лампочка.
Я осознал, что всё это он произносит, крутя у меня перед носом этой ёбаной лампочкой. Как будто мне в глаз её хочет вкрутить!
Пока я думал, что ему ответить, бежавшая «вторым темпом» кошка на ходу бросила:
- С дороги «протеин». Понаебут же уродов!
Интересно, сколько же он весил? Потому что, когда он плашмя пизданулся об пол, дом ходуном заходил. Лежит как покойник со свечкой, только в место свечки – лампочка. Хули говорить - хайтек. Я, реально, удивился, что лампочка при этом не разбилась.
Надо будет таких же купить, что-ли?
Тут же вспомнил, что совсем забыл об отдающем концы «Иваныче».
Найдя нашатырь, и, открыв его, на бегу отлил (нашатыря) немножко в ноздрю «вольнику». Тот подскочил как ракета из шахты, и, ошалело крутя головой, ломанулся к себе.
«Хуй с ним, объясню потом, что глюки из-за анаболиков», думал я, приводя в чувство старика.
Тот, открыв глаза, долго молчал.
- Ну, чего-нибудь скажите уже, сиси не мните… - Попросил я.
- Это правда?
- Что «это»?
- Она говорит?
- Вы о чём?
- О кошке, мне показалось, что она мне обещала в калоши насрать.
- Если не пустите в туалет, то вполне возможно, что вы угадали её желания.
- Пускай идут…
И дед, кряхтя, удалился.

Всё это время Марина была на балконе.
- Ну, как там? – с тревогой спросила она. – Что-то так грохнуло, я испугалась даже!
Я долго смотрел на неё, подбирая слова.
- «Наши» победили. – Успокоил я её.
- Как всегда?
- Как всегда!
  • 0

509.png


#484
SATINALT

SATINALT

    Старожил, 7 лет на форуме

  • Глобальные модераторы
  • 4 688 сообщений
  • Город:Кирово-Чепецк
  • Имя:Сергей
  • Мой авто:Geely MK
  • Год выпуска:2008
  • Объем двигателя:1.5
  • Трансмиссия:МКПП
  • Автомобили из гаража:
  • Geely МК (2008)
Жесть)))
  • 0

#485
Manyakkk

Manyakkk

    Гуру форума

  • Глобальные модераторы
  • 2 663 сообщений
  • Город:Коркино
  • Имя:Александр
  • Мой авто:Другой
  • Год выпуска:2008
  • Объем двигателя:1.8
  • Трансмиссия:МКПП
+ )))) занятное чтиво ))
  • 0

#486
Foliant

Foliant

    Житель

  • Участники
  • 397 сообщений
  • Город:Самара
  • Имя:Игорь
  • Мой авто:Emgrand EC7
  • Год выпуска:2013
  • Объем двигателя:1.5
  • Трансмиссия:МКПП
Про кошку с собакой.

- Новый год на носу, а у нас ни ёлки, ни оливье,- сказала собака.
- Ёлка и ниебёт, – поддакнула кошка.
Смотрю на них — натуральные засранцы. В переносном, конечно, смысле. С гигиеной у них почище чем у некоторых двуногих. А вот по части разводилова – это колбасой не корми!
- Вы же майонез не жрёте?!
- Нам ёлка нужна, а оливье это для тебя, чтоб спать помягче было.
- Без намёков! Я пить между прочим, бросил.
- От темы не отходим, вернёмся к зелёной красавице,- поправляет кошка.
- Ну собирайтесь, пойдём за ёлкой.
- Не, мы в тылу останемся.
- Предатели!
- Ёлки обычно возле станций метро продают,- намекает собака.
- Метро, это под землёй,- подсказывает кошка.
Делать нечего, пошёл в спальню. Одному-то идти не хочется.

Давно уже зима не баловала хорошей погодой. Всегда у нас слякоть под тридцать первое число. А тут как у Пушкина- мороз, солнце, день чудесный. Правда, это из окна.
Бужу Марину.
- Вставай подруга, труба зовёт.
- Может хватит уже?
Но без злобы, а с лучезарной такой, сонной улыбкой.
- Не, за ёлкой пойдём.
- У тебя одни ёлки-палки на уме.
- Палки вечером,- говорю, — А утром – ёлки!
Морозец грызанул за щёки. И мы с Мариной бодро поскакали в направлении предполагаемого ёлочного базара. Кругом сновали, гружёные сумками, ёлками, и прочей хернёй, горожане. Я вообще не сторонник всего этого удалого размаха, с каким у нас принято праздновать что бы то ни было. Хотя новый год уважал. Было в нём что-то бесконечно домашнее и сентиментальное. Последние годА, правда, я банально просыпал торжественный бой курантов. И не по причине синевы, как могли бы предположить многие. Просто перестал относиться к этому моменту с детской надеждой на лучшее. Привычка быть кузнецом своего счастья слишком рано победила во мне Деда Мороза.
- Вон там ёлки.
Марина махнула рукой. Я послушно повернул на право, и через пять минут мы стояли среди множества кричащих детей, молчаливых ёлок, очумевших родителей, двух хачекянов и одной автомашины марки Жигули блевотно зелёного цвета выкрашенной маховой кистью. Это многообразие животного и растительного мира нашей планеты предстало передо мной во всей предновогодней красе. Мне стало немного тошно.
- Ёлку подбери нам попушистее, — попросил я ближайшего ко мне продавца.
- Э дарагой, всэ как на падбор!
Я сплюнул, и покосился на Марину. Та напротив очень весело взирала на этот дурдом.
- Тогда ты помоги, я буду добытчик, а ты критик.
И шагнув в хвойную массу я вынул первую жертву.
- Да ну,- Марина замахала руками,- Какая-то она драная как хвост у твоей собаки.
Хорошо, что она не слышит, думаю, а то бы Марина запросто могла про себя что-нибудь новенькое узнать. Хотя конечно вряд ли, друг к другу они относились с взаимной симпатией.
Когда через мои руки прошло ёлок двадцать, я убедился, что они действительно были «всэ как на падбор». А именно — уёбищные.
- Вы их что, из бараньих рогов клонируете?
В сердцах бросил я продавцу, выбираясь, по проделанной мною просеке, к Марине.
- Ну чего делать будем?
Спросила та.
- В лес поедем.
- За ёлкой?
- Нет, за дедом морозом!
- А разве можно рубить самим?
- Тебе ёлка нужна или нет?
- Мне не помешает, но вообще-то с ёлкой ты муть поднял.
А точно ведь! Это же четырёхногие меня с панталыгу сбили.
- Что, ни адна нэ падашла?
Удивлённый хачекян подал голос откуда-то с права, из хвойных зарослей.
- Полный дерибас с твоими ёлками.
- Ай, нэправда, зачем абижаешь?
«Хули я с ним, мудаком, разговариваю», подумал я и взяв Марину под руку порулил к дому.

На подходе, отдал ей ключи, попросив подогнать машину со стоянки.
- Я зимой не ездила ни разу.
- Попрактикуешься.
- Да ну тебя, ещё не дай бог чего!
- Хорошо, вместе пошли.
Действительно, думаю, чего это я?

Сижу в машине. Марина вокруг порхала, сгребала снег, раскраснелась – согрелась видать. Дублёнку на заднее сиденье скинула. Натуральная снегурочка. Я же, злой на весь белый свет, замёрзший – кутаюсь в воротник как подмосковный немец.
- У тебя телефон.
А я и не слышу. Кому я ещё нужен? Смотрю, номер домашний. Ну, сейчас будет цирк.
- Да?
- Как там с ёлкой?
На проводе кошка.
- Мимо.
Надо говорить, чтоб ещё Марина не пропасла, с кем это я там базарю.
- Кто это?
Ревниво затыкала она меня в бок. Ну вот, началось.
- Вован это,- ей говорю.
- Слышь, Зорге, мы тут с собакой чуть-чуть похулиганили.
- Что там у вас?
- Решили оливье забацать, и случайно всю колбасу схомячили.
- ЧТОО?! — Марина аж подпрыгнула, как я заорал,- Там же кило с довеском!
- Нам показалось с начала, что она подпорченная.
И тему развивать нельзя, Марина беспокоится уже, снегурочку нельзя расстраивать – растает.
- Ладно, я учту.
Говорю как можно более равнодушно. Сам на Марину кошусь, та строит недовольные рожи. Пытаюсь жестами показать, что Вован на кочерге. Получается не очень. Рядом чувак какой-то тоже прогревается на «классике», на мою пантомиму смотрит через замерзшие стёкла с явной классовой неприязнью.
- Давай теперь для легенды, про алкоголь чего-нибудь,- советует кошка.
- Не, выпить ни как, извини Вован!
- Скажи ему, что ты не пьёшь больше! — шипит на ухо Марина, — Он пьяный, он поймёт!
Господи! Женщины хоть понимают, что они иногда говорят?
- Не, не, я не могу, у меня, эта — абстиненция!
- Попринимай трихопол!
И захохотав кошка повесила трубку. Вот ведь сволочь! Ладно, сейчас вам будет ёлка с колбасой…

- Подожди в машине, я мигом. Тебе взять чего-нибудь?
- Косметичку захвати.
- Мы в лес едем.
- Да шучу я, термос возьми с чаем.
А вот это мысль! Я бы и не вспомнил о таком благе цивилизации.

Захожу в квартиру. Сидят перед дверями, вурдалаки.
- Значит так, будете отрабатывать колбасу на лесозаготовках.
- Это как это?
Подозрительно спрашивает собака.
- С кайлом в зубах.
- А если поймают?
- Скажу, что я у вас в заложниках. Рубил под угрозой расправы.
- А с колбасой как быть?
- А ну хватит ахинею нести, быстро собираемся!
- Ты пилу возьми, стук топора издалека слышно, а пила почти не шумит, — советует кошка. Ну вот в кого они такие умные?
- А влезет ёлка в машину?
Собака тоже проявляет подозрительное участие.
- Мы же не сосны корабельные едем валить. Рубанём что-нибудь в районе метра.
- Жалко!
- А колбасу не жалко?
- Но и ты пойми, хотели-то как лучше!
Я махнул рукой и полез за инструментом.

Машин на дороге было мало. Собака пялилась в окно, кошка дремала у Марины на коленях. Я настроил «климат», чтоб на неё дул горячий воздух и она откровенно балдела. Мы с Мариной, посмеиваясь, вспоминали наш неудачный поход за ёлкой, я как бы невзначай стал гладить её по коленке. Кошка сразу же недовольно зафыркала. Я рукой тёплый воздух перекрывал. Сказать бы ей что-нибудь, да боюсь ответит…

Отъехав прилично (от города), я свернул на какую-то лесную дорожку, благо снега на ней было немного. Пришлось углубиться на приличное расстояние, чтоб машину не было видно с трассы. Зимой, оказывается, лес так хорошо просматривается!
- Так, я в лес, вы сидите в машине.
- Может выпустить животных прогуляться?
- Хорошо, только если что, ты их искать будешь.
- Да они не убегут, я иногда думаю, что они у тебя всё прекрасно понимают.
- Даже чересчур.
Взяв пилу, я побрёл в лес. Вот как раз там то снега было достаточно. Ходил я наверное с час. Пару раз провалился в припорошённые окопы, матеря себя на чём свет стоит за неуклюжесть. Снег набился в ботинки. Елок не было. Нет, конечно ёлки были, но совсем не те, какие бы хотелось мне. Чтоб их везти нужен был лесовоз.

- Эй мужик, ты чего тут с пилой?
Я обернулся на окрик. Двое деятелей в полушубках, на лыжах и с немецкой овчаркой.
- Поссать пошёл.
- Ага, пизди, пизди. Ёлку ищешь?
При упоминании о ёлке собака зарычала. Натасканная видать. Надо бы её нейтрализовать на всякий случай. Я свистнул.
- Чего свистишь?
Мужики явно теряли спокойствие.
- А вы то сами кто?
- А сам не видишь? Патруль ёлочный, таких как ты ищем. Я лесник, а это, — тут он замялся показывая на своего кореша,- В общем тоже лесник.
Вот блин, небось на весь лес только эти двое мудозвонов и патрулируют, и надо же было прямо на них нарваться. Чего ж им пиздануть то?
- Не ребята, я не ваш. И ёлки у меня тоже нет.
- Давай, давай, оглобли заворачивай. Денег что ли не хватает на ёлку?
Меж деревьев я увидел собаку. Она прыжками приближалась к нам, то проваливаясь в снег по брюхо, то выскакивая из сугробов как пробка от шампанского. Было это похоже на полёт ласточек перед дождём.
- Это твоя бежит?
Нервно выкрикнул один из мудозвонов.
- Моя. Небоись, не укусит.
- Да мы то не боимся, — усмехнулся он, — Как бы наш её сам не задрал.
- Это вряд ли,- говорю.
Собака подбежала и села с права.
- У нас тут недопонимание, — её говорю,- Уболтай собрата по экологической нише, чтоб не кусал.
Та кивнула и смело направилась к рвущемуся с поводка кобелю.
- Слышь, держи своего, а то сцепятся!
Закричали лесники.
Последовала серия обнюхиваний и виляний хвостами. Иногда проскакивали какие-то не то порыкивания, не-то повизгивания. Наконец собака повернулась ко мне.
- Порядок, нас не укусят, а эти двое, — она махнула мордой на лесников, — Просто на бутылку стреляют, ходят тут, лохов кошмарят. Юридических прав не имеют ни хуя.
Лесник державший собаку аж поводок отпустил. Второй просто сел в сугроб с выпученными глазами.
- Бля, завязываю, — прошептал оставшийся на ногах.
- Ну чего, бириндеи, позвольте откланяться.
Я развернулся и не спеша пошёл по своим следам к машине. Собака в скорости присоединилась ко мне. Незадачливые лесники оставались без движения, пока я их мог наблюдать меж веток и стволов. И только кобелёк жалостно поскуливал нам в след.
- Охмурила, значит, да ещё и при исполнении, — подъебнул я собаку, — Не влюбилась сама-то?
- Есть немножко…
- Может вам, «чё-как» погулять пока?
- Не, холодно, обещала, что летом заедем, так что с тебя причитается.
- Замётано! А ты ведь сегодня хорошее дело сделала.
- Какое?
- Из-за тебя два человека пить бросили…

Марина дремала. Кошка балдела. Собака романтически молчала, думая видимо о лете. Ёлки не было.
Выехав на трассу я не спеша развернулся и взял курс домой. Надо было торопиться, если стемнеет, то точно ни хера не найти будет. А может и к лучшему, расхотелось мне рубить!

Вскоре меня тормознул гаишник. Предполагая обычное вымогательство перед новым годом я негромко ругнулся сквозь зубы. Кошка привычно повела ухом во сне. В принципе меня нахлобучивать было не за что, но время терять не хотелось. Перепрыгивая через снег, смёрзшийся у обочины в небольшие горные хребты, ко мне приближался гаишник. Шапка была лихо сдвинута на затылок. Пару раз он чуть не наебнулся.

- Слы, зёма, тут такая канитель, горючка ёк, своих никого, на дороге этой бляцкой, похоже, хуй не ночевал, — обрушил он на меня свой словарный запас. Вся живность, включая Марину вынырнула из сна и уставилась на эту суету.
- У меня дизель.
- Ох бляха муха,- зачесал он затылок и заметив Марину всё таки поправился, — Пардон!
Я вежливо ждал. Наконец гаишник, видимо проведя нехуйовую рекогносцировку своего серого вещества, предложил другое решение.
- Зёма, ты меня подбрось до поста, а то я без связи тут…
И спохватившись добавил:
- С наступающим вас, япона мать!
Делать нечего, пришлось подвозить. Всё таки новый год.
- У какой барбос!
- Садитесь, не съест.
- Да я сам сейчас кого хошь сожру. Понимаешь, часа два уже тут скачу. Не согреться. С утра не жрал, а на холоде сами понимаете…
- И, что, кроме нас ни кого на дороге? Удивлённо спросил я.
- Да на дороге то я минут двадцать, а так всё по лесу шоркался.
- А в лес то тебе на кой? Я незаметно перешёл на «ты».
- Да за ёлками маханул. Ещё летом присмотрел тут. Знак мы вывешивали периодически, ну и дежурили, так сказать «за превышение»…
Я только покачал головой.
- Ёлки то срубил.
- А как же!
У меня стал созревать коварный план.
- Далеко до твоего поста?
- Километров пятнадцать, дорога только дрянь, меня, пока ехал, два раза кидануло, — он осторожно, косясь на собаку пытался устроиться поудобнее, — Правда я на летней…
- Гнать не будем тогда, — сбавляя скорость ответил я, — Там у меня на задней полке пакет, согреться не хочешь?
- Водка?
- Вискарь!
- Ух ты. Прямо точно новый год.
- Стаканы там же. Пластиковые правда. А! И шоколадка ещё где то должна быть. Марин, глянь в «бардаке».
Та подозрительно косясь на меня, чего это я расщедрился, достала закусон и протянула гайцу.
Тот уже, маханув в два приёма грамм сто, бодро захрустел шоколадом. Такая видать у них натура, хозяйская — подумалось мне.
- А я вот тут женился недавно, — начал он ни с того ни с сего.
Смотрю собака мне в зеркало подмигивает, мол, поняла уже что к чему.
- Ну и как? Спросил я не оборачиваясь, дорога и впрямь была паршивая.
- Да как? – гаец задумался, потом выпил ещё, — Да ни как!
Собака рыкнула. Судя по тому как кошка вскочила выгнув спину то позвала именно её.
- Ух ты, ещё и кошара! Ну у вас тут прямо зоопарк!
Кошка выразительно глянув на меня перепрыгнула к собаке.
«Ну всё, пиздец гайцу» почему то весело подумал я.
Тем временем наш пассажир «поплыл». Видимо мороз и голод сыграли с ним плохую шутку. Расстегнув куртку, он продолжил беседу:

- Я ведь, бляха муха, не только на своей свадьбе побывал. Приглашали меня, бывало, и друзья-товарищи. Даже подруги приглашали. Зачем? Ни тогда, по молодухе, понять не мог, ни теперь тем более.

Всё это стало походить на театр одного актёра, гаец рассказывал повернувшись к животным, отчаянно жестикулируя и корча всевозможные рожи. Те сидели и с трудом, я это спиной чувствовал, сдерживались, кабы чё не пиздануть.

  • 0

509.png


#487
Foliant

Foliant

    Житель

  • Участники
  • 397 сообщений
  • Город:Самара
  • Имя:Игорь
  • Мой авто:Emgrand EC7
  • Год выпуска:2013
  • Объем двигателя:1.5
  • Трансмиссия:МКПП

- Но одна была непруха, — продолжал гаец, — Драки не было. Не везло ни хуя. Я как воспитанный на традициях вековых, был уверен, что если свадьба, то непременно кто-то кому-то должен ебач своротить. Такое вот у меня было социалистическое воспитание. Теперешней молодёжи не понять. Романтика пятилеток. Смычка стройотрядов. Догнать и перегнать. Последнее естественно про самогон. Стоп машина, отвлёкся как хуёвый танцор на блядину-балерину. Короче если позагибать пальцы рук и ног, то из всего этого грибкового великолепия символизирующего свадьбы, на которых я отметился как гость, ни одна из них не была омрачена мордобоем. И как-то я уже махнул на это всё рукой, (если уж с коммунизмом наебали, что уж тут об такой херне печалиться), как забросила меня судьба в один ничем неприметный городок. Надо сказать, что и оказался то я там хуй знает по чему. Типа на спор, кто дальше по пьянке на паравозе уедет. Молодость! Ну и я как мудак победил. Но не из-за решимости и воли к победе, а пьяный был в сосиску. И весь свой победный марафон хрючил как свинья, распугивая мерзким храпом культурных пассажиров. И даже майка в те минуты была у меня ни хуя не жёлтая. До сих пор помню минуту пробуждения. Открываю глаза — свет и тошнота. Закрываю – тошнота и потеря ориентации (в пространстве!). Отсюда делаю вывод, что в начале времён была только тошнота, и так боженьке видимо хуёво было, что он единым порывом всю эту канитель земную и отрыгнул вместе с палёной водкой. Ну он то отрыгнул и забыл, ему можно, а мне на перрон пиздовать как на голгофу. И только там уже родил и я свою маленькую вселенную.

Я признаться сам охуел от такого изложения материала. В гайце явно пропадал актёр с писателем.

- Опять увлёкся, лиричное, бля, настроение. Ну хули, стою как Гойко Митич. Торжественно и качаясь. По сторонам смотрю. Смотрел, смотрел, и, наконец, махнув рукой, побрёл в направлении вокзала. Шаг мой был тяжёл а думы ваще неподъёмные. Есть в градостроительстве такой термин – архитектурная доминанта. Она ещё в музыке тоникой называется.

(Тут я, уже не выдержав, заржал)

- Так вот эта самая доминанта моих мыслей была такова: «На хуя мне этот блудняк!!!» и без всякой музыки. Карманы вывернул, они висят как уши у кролика. Пустые. До дна. А какого хера я хотел? За что пил, то и получил. В пизду Максима Горького!

Тут его речь прервала икота. Которую он победил хорошей порцией алкоголя.

- И станция ещё так называлась! Дно! Во бля бывает же. Хуйня к хуйне, и мы в говне!
После минутной слабости принял решение и потом просто сел в первый паравоз до Питера. Собственно к чему вся эта история то.

Гаец явно забыл к чему вёл свой рассказ.

- А! Вот на обратной дороге я познакомился с кренделем, ехавшим к корешу на свадьбу. Ехал он из приличных ебеней. Всю дорогу естественно пил, и планка у него периодически падала. Но меня он похмелял исправно. Выслушав мою побасенку, проникся чувством сострадания и твёрдо решил, что к его корешу на свадьбу мы в месте должны идти. Единым фронтом. А если я ещё и подруг боевых организую, городских и начитанных, чтоб семечки не лузгали, то ваще миру – мир, богдану – титомир. Ясен пень подруг я ему пообещал безотказных, как трёхлинейки.
- Чё страшные такие? – кошка не вытерпела, но ни кто! Кроме меня это не заметил.
- Да не, пиздатые бабцы! Кое как добрались мы до дома, — продолжал гаец, — Вскрыв заначку, я честно вернул всё, что он на меня потратил в паровозе, и начал вызванивать «пиздатых бабцов». Ну и в результате завалились мы на эту свадьбу…

Гаец уже окончательно потерял нить.

- Ну и?
Я решил не сбавлять темпа повествования.
- Там я и подрался…


Гаец спёкся. Он так и уснул откинув голову с пустым стаканом в руке. А жаль, рассказ его меня повеселил. И резко развернув машину, я погнал назад. Главное, чтоб этот генерал свадебный не проснулся.
- Давай, бери след, где он эти ёлки спрятал, — подлетая к одинокой гаишной машине сказал я собаке. Марина удивлённо обернулась, но собаченция не моргнув глазом выскочила и поскакала в лес. Я за ней. Ёлки нашлись мгновенно. Я загрузил их в багажник. Благо он у меня большой. Отдельно постарался положить приглянувшуюся мне.
- Кесарю – кесарево, слесарю – слесарево. – пробормотал я. Собака одобрительно глянула на меня и тихо, чтоб не слышала Марина, (заднюю дверь я уже закрыл) сказала:
- Ну ты стратег!
- Не те ребята! Гордо отвечал я.

До поста гаишник так и не проснулся. Я бодро забежал в стеклянный аквариум где уже явно витал запах алкоголя.
- С наступающим! Гляньте, не ваш там у меня?
Гаишники подозрительно косясь всё же пошли со мной.
- Ох ты, а мы уж думали пропал без вести! — заржали они. – Где ты его нашёл такого?
- На дороге, где ж ещё. Забирайте и ещё там две ёлки ваши.
- Ух ты, вот спасибо!
Кое как, под руки, они отволокли его к себе. Я выложил прямо на обочину пару ёлочек. Подбежал гаишник.
- Спасибо тебе, выручил! Если, что, ну там, проблемы, заезжай, поможем! И с наступающим!
Я тоже поздравил его и, сев за руль, наконец то улыбнулся. Хорошо, когда под новый год случается что-то хорошее. Хотя смутно мне всё же казалось, что что-то я забыл. И только уже приехав домой и валясь от усталости вспомнил, что термос с горячим чаем остался в машине и колбасы мы так и не купили.

  • 0

509.png


#488
matvey_sergey

matvey_sergey

    Уважаемый

  • Модераторы
  • 1 461 сообщений
  • Город:Саратов
  • Имя:Сергей
  • Мой авто:Другой
  • Год выпуска:2010
  • Трансмиссия:МКПП
Ы! Ждем еще про кошку и собаку)))) Давно так не смеялся.
  • 0

#489
MIHAIL51

MIHAIL51

    Старейшина

  • Участники
  • 502 сообщений
  • Город:Оленегорск
  • Имя:Михаил
  • Мой авто:Geely MK
  • Год выпуска:2010
  • Объем двигателя:1.5
  • Трансмиссия:МКПП
Игорь-жги!!!!!!!!!!! Твои опусы- это  круто! Всей семьёй ждём свежей главы как рыбак- поклёвку! :ay: :ap:
  • 0

#490
Foliant

Foliant

    Житель

  • Участники
  • 397 сообщений
  • Город:Самара
  • Имя:Игорь
  • Мой авто:Emgrand EC7
  • Год выпуска:2013
  • Объем двигателя:1.5
  • Трансмиссия:МКПП
…Граждане провожающие! — противно загнусила проводница — Поезд отправляется через пять минут! Просьба освободить вагоны!..
…Мариш, ты, это, давай аккуратней. Родителям привет передавай… Я, мы… тут скучать будем!
…Да не волнуйся ты! Погощу пару недель. А то потом когда?… Пеленки, распашонки… Ладно, веди себя хорошо! Не безобразничай особо! Зверей береги!…
…Проводница в форменной шапочке махнула сигнальным флажком, скорый поезд фыркнул, загудел…
Провожающие отошли от края платформы…
Я еще раз послал Марине воздушный поцелуй, помахал и нарисовал в воздухе сердечко…
…Без Марины в квартире было как-то уже непривычно и пусто…
Достал из холодильника бутылку вискаря, махнул из горла залпом, зажевал долькой лимона. Закурил. На душе хево как-то…
— Ну что раскис-то? — кошка смастерила наигранно заботливую физиономию: — так и будешь сидеть с прокисшей рожей, как буд-то лимон сожрал!
Я только рукой махнул, что с них, только подъе&нуть и могут…
— Может, на охоту махнём? — собака голос подала.
— А ты охотится-то умеешь? — уточняю.
— Да научусь, говно вопрос! — собака не сдаётся.
— На охоту, и ниибт! — поддакнула кошка.
Опять Затевахина и «В мире животных» насмотрелись… Или, что за крендель, там, охотничьи байки вещает?
О кей, милые вы мои! Нищему собраться — только пояс повязать…
Тем более, что у меня ни ружья, ни палатки…
— Для начала — собака информирует — поллитра возьми и к Димону сгоняй, он же вроде в вашем шалмане заядлый охотник.
— Ну-ну, хороши советчики! Я ж с поллитром могу и зависнуть… И, бись она конем, ваша охота!!!
— Слышь, не парься, всё продумано! Мы же с тобой пойдем! — собака как всегда, умеет обрадовать.
— Всё под контролем, не ссы! — кошка поддакивает.
— Ну, зае$ись, — говорю, — вас мне только не хватало! Куклачев, бл, на выезде, дубль три тысячи восемьсот пятьдесят три…
— Ну, где ……пятьдесят три, там и пятьдесят четыре! — это уже хором проорали мои зверюги.
— Ну что с вами делать, пошли уж…
Димон был моим приятелем еще со школы. Высокий, полноватый, спокойный и добродушный — он всегда увлекался рыбалкой, охотой и с какого-то беса, рисованием.
Телефон затренькал в прихожей.
— Але, здорова, жить долго будешь!!! Я как раз к тебе собирался…
— Да ну, а ты чё? Проводил свою?
— А ты, мать твою за ногу, откуда знаишь? — удивился я.
— Сорока, бл$дь, на хвосте принесла! Шарик-то ма-аленький! — добродушно захохотал Димка.
— Да хорош ржать-то!
— Лана, братан, не злись, я те домой звонил, когда ты на вокзал уехал…
— А-а-а, понятно! — говорю, а сам кошке кулак показываю, тоже мне, взяла моду к телефону подходить в мое отсутствие!
— Серег, слышь, ты это, давай ко мне дуй, посидим, поговорим, раздавим пол-кило!
— Ок, щас приду, а твоя-то где?
— Моя… — Димон замешкался, — еще две недели назад к какому то убану на п.м.ж. укатила. Короче, на развод уже подали…
Минут через двадцать я в сопровождении мохнатой братии и экипированный бутылкой перцовки и курицей-гриль из ближайшего ларька сидел на кухне у Димона.
Дима, уже принявший на грудь до моего визита, и пропустивший пару рюмашек «за нашу встречу» рассказывал неторопливо последние новости; филосовствовал, широко жестикулируя полуобглоданной костью от куриной ноги.
Я накатил еще по пятьдесят.
Чёкнулись, выпили. Я закусил маринованным помидором, Димок занюхал остатком куриной ноги в руке…
— Тьфу, х$йня какая-то, а не дичь! — огрызок полетел в сторону мусорного ведра.
Собака поймала его на лету. Во, бл, реакция!
Кошка толкнула меня лапой — «Про охоту скажи. Как раз тот самый случай!»
— Курица, не птица! — слегка заплетающимся я зыком выдал я — и уж тем более не дичь! За дичью на охоту надо!
Димон оживился. Встряхнул головой, махнул грамм тридцать, с загадочным видом поднял указательный палец вверх и изрек:
— Заметано! В пятницу с утра и стартанем!
— Куда? — почему-то переспросил я.
— К ежу, под муда! На охоте не кудакуют! Примета такая есть!
— Ура! — заорал я.
— Ура!!! — подхватила моя мохнатая братия.
— Ура!! — заорал Дима, разливая по рюмкам остатки перцовки.
Пятница была через два дня. Вернее, уже через полтора.
— Алё, бл, какого хрена ты меня в пять часов утра разбудил? — заорала трубка недовольным голосом Вована.
— Да это…вчера ж вроде как на охоту договаривались ехать, на утку…
вон, уже Димон под балконом сигналит…
— Ё$нулись штоли? Какие, на хер, утки??? Я, бл$дь, сейчас в кота соседского с метра ни х$я не попаду! …Да и страх какой-то с похмелья присутсвует…
— Не ссы, пока доедем, откиснешь, ехать еще за двести верст с гаком! Удочки бери, порыбачишь. Давай, двадцать минут у тебя на сборы.
Кошка с собакой, переминаясь с лапы на лапу и переглядываясь, ждали меня наготове в прихожей.
— Не дай бог, пзданете чего-нить, будете под домашним арестом сидеть, без кроссвордов и телевизора! — предупредил я.
— Во бл, мы ему и рыбалку, и охоту…культурный отдых, можно сказать… — с сарказмом вздохнула собака.
— И вот: хй, твоей маме! — покачав головой, подытожила кошка.
Загрузившись в Димонов джип, и заехав за полуживым Вованом, мы двинулись на встречу приключениям и охотничьему азарту!
Мотор урчал, Вован развалился на заднем сидении и периодически требовал то пива, то выйти по нужде. Димон, щурясь осеннему солнышку, бормотал себе под нос мотивчик в унисон песенкам из динамиков, я дремал, изредка поглядывая на мелькавшие за окном придорожные пейзажи. Собака делила с Вованом заднее сидение, кошка наслаждалась солнечными лучами на приборной панели…
К обеду мы допылили до какой-то деревушки со странным названием «Малые КозюлИ».
— Что, у них и «большие» есть? — с недоумением спросила собака.
— Ага, и «средние» еще, неподалеку! — хохотнула кошка.
Наскоро перекусив у какого-то дедка, по всей видимости, знакомого Димона, засобирались дальше.
— Там дорогу от дождя развезло! — прошамкал бойкий дедок, — На вашей малолитражке не проехать…
Мы переглянулись. Ехать нужно было до другой деревни, брать в Охотхозяйстве лодку и плыть на полуостров. Десять километров с экипировкой, провизией, и после почти трехдневного бухалова форсировать пешком было не крем-брюле…
— Трактор могу вам одолжить, самое то! — суетился предприимчивый дедок: — с прицепом! Тока за него доплатить бы…
— Давай с прицепом, — кивнул я и из кармана моей камуфляжки в карман задрипанного дедковского зипуна перекочевали несколько сотенных купюр.
— Ни х$я сибе, шайтан-мобиль! — не удержалась от комментария собака.
— Одн-а-азначно! — поддакнула кошка, копируя интонацию Жириновского.
Я погрозил им пальцем, что бы не особо разглагольствовали и пошел перетаскивать из джипа вещи.
Кошка с собакой поскакали за мной. Дедок семенил рядом:
— Сынок, а этих-то накой с собой притащил?
(Как достали меня эти вопросы! Еще, в каких я войсках служил, спросил бы, для полного антуражу!)
— Собаку-то ладно еще, — продолжал шамкать словоохотливый старичок, а эту-то зачем? — тыкнул он в сторону кошки узловатым указательным пальцем.
— Клаустрофобия у меня, пенсия любопытная! — гаркнула на него кошка.
— Боится замкнутого пространства… — пояснила собака.
Почетный пенсионер «Малых КозЮлей» так и застыл на месте с открытым ртом.
— Вы чё! Ох$ели? — заорал я на животных — промолчать не могли? Он ща как дуба даст и будет нам охота с рыбалкой! Тока в Магаданской области!
Видимо, от моего крика, дедок пришел в себя, и резко развернувшись, опрометью понесся в сторону своей халупы — судя по запаху, витавшему в воздухе, менять штаны…
Мы, в свою очередь тоже поторопились ретироваться.
Вован, чертыхаясь и матерясь разместился в прицепе вместе со зверьем, среди пары надувных лодок, палатки в брезентовом чехле, рыболовных снастей и прочего барахла, необходимого настоящим покорителям дикой природы.
Димок сел за руль, и мне, несчастному, довелось сидеть рядом с ним в кабине. Рядом, это, сцуко сильно сказано. Сидеть мне пришлось на каком-то ящичке, размером двадцать на двадцать сантиметров. К тому же, сиденье водителя подпружинено, а ящик, сами понимаете, х#й…Вот я и прочувствовал своей жопой весь рельеф грунтовых дорог Центрально-черноземной области России. К концу пятого километра я уже жалел, что вообще появился на свет, а по прибытии на место, моё седалище по форме и на ощупь приобрело форму ящичка, на котором я сидел. Ну, это все лирика. Главное, прибыли. Погода шепчет, речка плещется! Тепло, хоть и сентябрь на дворе, да и вечер скоро.
Пока мы курили около скарба нашего, Димон трактор на постой пристроил, и лодку с мотором в Охотхозяйстве надыбал. В третий раз за день загрузили мы наши баулы и прыгнули в лодку. Вован дернул за тросик, взялся за кусок изогнутой трубы, служившей рулем, и лихо развернув посудину, направил ее рассекавший водную гладь киль в сторону нашего последнего места расположеня.
Барахло разгрузили, распаковали. Я начал ставить палатку, зверье мое мне помогало. Вован надул одноместную лодку, типа «Нырок», с целью поплыть поставить пару телевизоров (это рыбацкая снасть такая, слегонца браконьерская), Димок попиздовал за дровами.
Кошка ловко подтаскивала собаке натяжные веревочки, собака закручивала их за вбитые мной колышки. Не зря, все-таки они по телеку передачи с Затевахиным зырят, вот и теория на практике пригодилась!
Костерок весело потрескивал дровишками, Вован колдовал над
ухой, закипающей в котелке.
— О-о-о! — одобрительно изрекли мы, когда Димон извлек из рюкзака литровую бутылку водки.
Я вытряхнул из своего вещмешка пару банок паштета «Из утиной печени» — самое оно для закуси на хлебушек намазать! И, не успев проглотить слюну, в предвкушении… огреб подзатыльник!
— Ты ЧТО притащил, долбо#б? — орал всегда спокойный Димок — еще бы «Печень трески» приволок!
— ????
— Нельзя на охоту ТАКИЕ консервы брать! Примета такая!
— Так написал бы сразу все приметы на бумажке! Х$ли ты мне их по одной выдаешь? — орал в ответ я.
(«Печень трески», я, как оказалось, ни кстати, тоже приволок, но предусмотрительно промолчал.)
— Хорош орать! Идите жрать! — примерительно позвал Вован, разливая в жестяные кружки по стопятьдесят: — Уха готова…
«На утку» собирались пойти, как рассветет. По этому, не засиживаясь допоздна, полезли в палатку спать.
Рассвет проглядывал сквозь поредевшие листвой деревья. Наскоро накачав еще одну лодку, в полной экипировке, соответствующей настоящим охотникам, мы с Димоном отчалили от берега.
Бесшумно погружая в воду весла, я подгребал к камышам.
Ветра совсем не было, и появившийся из-за горизонта розовеющий край солнца окрасил водную гладь в золотисто-лиловые тона.
— Красота-то какая! — не удержавшись, на выдохе пробасил я.
Тут же получив тычек в спину, обернулся.
Димон покрутил пальцем у виска, и протянул мне предмет, напоминавший свисток, только весьма странной конструкции.
— …кря….кря… — подул я в него.
— Ну, бл, селезень, в натуре! — тихонько заржала кошка, сидевшая впереди меня.
— Утоплю, сволочь! — прошипел я, между очередными «кряками».
— Утки там… — собака уши навострила в сторону ближайших камышей.
— Утки там!.. — прошептал я Димону.
— Откуда знаешь? — переспросил он, готовя ружье.
Ответить я не успел. Правым бортом лодка царапнулась о что-то твердое и по всей видимости …острое, так как тут же послышался свист, шипение… и в наше суденышко начала заливаться вода.
— Слыш, Немо, «Титаник» тонет! — заорала кошка, пробегая по еще не до конца сдувшемуся борту.
— Ой, бл#ть… — промямлил Димон и шмякнулся за борт.
Крики и всплеск спугнул уток, и они, встав на крыло, снялись с места.
Лодка совсем исчезла под водой, Дима выискивал в камышах выпавшее из рук ружье.
Я оглянулся в поисках своих животных — собака была уже на берегу, кошка уверенным баттерфляем приближалась к суше.
Около палатки довольный Вован чистил огромных размеров щуку. Рядом в пожухлой траве валялись несколько линей и еще какая-то рыбешка.
Кошка с собакой грелись у костра, свернувшись клубочками на мешке от палатки.
— Купальный сезон продлили? — стбанулся Вован.
Димон что-то буркнул в ответ.
Я молча выливал воду из кроссовок.
Оставшуюся часть утра, плавно переходящую в день, мы сушили обмундирование и ружья.
Вован нарисовал очередной пузырек, и под свеженькую уху и запеченных в углях линей, его содержимое приятным теплом разливалось по нашим организмам.
…Так я и задремал…согретый и подогретый.
— Слышь, по моиму, твои кеды горят! — собака в ухо шепчет. (Шепчет, эт что бы я спросонья сразу сильно не испугался)
Выскакиваю из палатки — картина маслом:
Димон сидит, ружье чистит, патроны проверяет.
Кроссовки мои просохшие, рядом с палаткой валяются. Пошутила собачка, блин…
Из соседней палатки показалась голова проснувшегося Вована.
Похмелились.
Оглянулись, а Димона уж и нет — умчался на свой номер.
Вован, махнув стопку, сетку проверять засобирался, кошка с ним увязалась.
Засобирался и я, в след за Димоном.
Собака со мной пошла.
Идем, а я тем временем думаю: «Нафига поперся, башка после сна не своевременного совсем не варит… Мож, вернуться к холодненькой ухе и недопитой литрухе?..»
— Стреляй! — собака как заорет.
Голову поднимаю — прямо на меня летит селезень. Ну, я его и снял. Подобрал, и думаю, ну все, можно и к водочке вернуться, наверняка Вован уже с уловом приплыл…
Иду.
Глядь, в камышах стоит Димон. Ружье на изготовку. Ждет… Тут я размахнулся и запустил своего селезня прямо ему со спины, над головой. Не растерялся Дима — успел дуплета по «летящей» птице сделать…
Переглянулись мы с собакой, похихикали тихонечко, и поплели к месту нашей дислокации.
Тока я паштетом своим, из «утиной печени» хлебушек намазал, тока Вова по соточке разлил — смотрим — идет довольный Димон, тащит «моего» селезня и еще одну подстреленную птицу.
— А этот, — бросая на кусок брезента «моего» — ва-а-аще тяжело шёл, со спины…
Я тихонечко прыснул в кулак, собака отвернулась, что б не заржать.
— Дим, а чегой-то у твоего селезня из жопы торчит? — спросил замеревший с бутылкой в руке Вован, так и не успевший накатить Димону.
Удивленный Димок дотянулся рукой до тушки, поднял, и вытащил из задницы птицы свернутую в трубочку бумажку от пачки из под сигарет «Винстон» — на ней моей трясущейся с похмелья рукой было выведено:
«Меня убил Серега»…
…Ржали, конечно, мы все. А главное — долго. Димок на мою шутку даже и не обиделся…
Остаток вечера мы провели у костра, за разговорами, ухой и запеченым в глине «по особому охотничьему рецепту» селезнем.
Утром мы двинулись в обратный путь, слава богу, он обошелся без приключений.
…Поезд номер… прибывает… к четырнадцатому пути…
Я увидел Марину, и замахал ей букетом.
— Только про охоту — ни слова! — моргнул я кошке с собакой — Не надо пока ее лишний раз волновать…
— Заметано! — собака хвостом завиляла.
— Мы умеем хранить секреты, и ни#бет! — как всегда, поддакнула кошка.
Хорошие они у меня…
А потом… ну, это уже совсем другая история…

  • 0

509.png




Поделиться темой с друзьями:

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных